Петрова Дарья Евгеньевна

С момента моего знакомства с Алексеем в 2011 году, я уже знала, какой он большой любитель живой природы, рыбалки и охоты. При нем всегда находилась, сначала в бане, потом уже перенесена в реконструированный в 2015 году дом, икона с изображением святого мученика Трифона, которую он чтит, в том числе и потому, что был передан этот образ от своего прадеда.

Святой Трифон — покровитель охотников и рыболовов.
Молитва мученику Трифону Апамейскому
О, святы́й му́чениче Христо́в Три́фоне, ско́рый помо́щниче и всем к тебе́ прибега́ющим и моля́щимся пред святы́м твои́м о́бразом скоропослу́шный предста́телю! Услы́ши убо ны́не и на вся́кий час моле́ние нас, недосто́йных рабо́в твои́х, почита́ющих святу́ю па́мять твою́ во всечестне́м хра́ме сем, и предста́тельствуй о нас пред Го́сподем на вся́ком ме́сте. Ты бо, уго́дниче Христо́в, в вели́ких чудесе́х возсия́вый, источа́яй цельбы́ притека́ющим к тебе́ с ве́рою и су́щия в ско́рбех челове́ки заступа́яй, сам обеща́лся еси́ пре́жде исхо́да твоего́ от жития́ сего́ тле́ннаго моли́тися за ны ко Го́споду и испроси́л еси́ у Него́ дар сей: а́ще кто в како́й-ли́бо ну́жде, печа́ли и боле́зни душе́вней или́ теле́сней призыва́ти на́чнет свято́е и́мя твое́, той да изба́влен бу́дет от вся́каго прило́га зла́го. И я́коже ты иногда́ дщерь царе́ву, в Ри́ме гра́де от диа́вола му́чиму, исцели́л еси́, си́це и нас от лю́тых его́ ко́зней сохрани́ во вся дни живота́ на́шего, наипа́че же в день после́дняго на́шего издыха́ния предста́тельствуй о нас. Бу́ди нам тогда помо́щник и ско́рый прогони́тель лука́вых духо́в, и к Ца́рствию Небе́сному предводи́тель. И иде́же ты ны́не предстои́ши с ли́ки святы́х у Престо́ла Бо́жия, моли́ Го́спода, да сподо́бит и нас прича́стники бы́ти присносу́щнаго весе́лия и ра́дости, да с тобо́ю ку́пно прославля́ем Отца́ и Сы́на и Свята́го Уте́шителя Ду́ха во ве́ки. Ами́нь.

Давайте помолимся Господу Богу и попросим Святого мученика Трифона помочь составить это описание происходящих в наши дни чудес.

Говоря о чудесах, нисколько не хочу приукрасить или усилить Ваше впечатление, а, наоборот, предлагаю всем сердцем открыть новый мир жизни и горя, святости и страданий, непонимания и веры, людей и нелюдей.

Мы живем в эпоху, когда можно говорить все и нельзя говорить ничего одновременно, когда каждый твой малейший шаг рассматривается в сети, а если вы не оповещаете о своей жизни других, то, будьте уверены, о Вас все равно известно. Транзакции, операции, переводы, мобильная сеть, откуда идет подключение, что вы смотрите, любите, едите, с кем и в каких вы состоите отношениях... есть ли смысл перечислять дальше? Возможно, если вам еще не страшно, то можно пофантазировать и на эту тему. Если считать, что такой слежки не было раньше, то исходя из писем и материалов, которые мне удалось освоить за прошедшие несколько месяцев, могу ответственно сказать, что и без электронных систем все о наших предках\ родителях было доподлинно известно власть имущим. Теперь можно сказать, что наши предки однозначно страдали из-за такого уклада жизни, но и мы можем хотя бы немного приоткрыть с дозволения Господа нашего Иисуса Христа дверь в эту неизвестность, хотя бы немного прикоснуться к жизни благородных членов нашей семьи, почтить их память и передать ее дальнейшим поколениям в том виде, которую нам удастся собрать. Теперь слово «архив» не будет для нас пахнуть нафталином, не будет видеться пыльным документом, а будет воплощением живой истории, происходившей задолго до нашего появления на свет. На протяжении написания данного сочинения можно только благодарить тех, кто трудился, складывал бумаги неизвестных им людей в одну папочку. Благодаря их, казалось бы, скучной и монотонной работе, без ложной скромности могу сказать, мы обрели новую жизнь, новый смысл для себя и для многих людей вокруг, надеюсь и для Вас.

Теперь немного расскажу о периоде, в котором появилась наша чудесная история возрождения памяти и истории рода.

Начало было положено в 2020 году, когда мы с Алексеем Петровым, моим супругом, 27 октября поехали в Покровский женский монастырь, к Отцу Александру получить благословение. К слову сказать, я очень люблю посещать этот монастырь, где покоятся мощи Святой Блаженной Матроны Московской, где по молитвам у ее мощей свершаются чудеса. Так, в октябре 2011 года, за 9 лет до настоящих событий, впервые побывав в монастыре, отстояв очередь у мощей Святой Блаженной Матроны с молитвами и просьбами о замужестве, душа моя ликовала от счастья. Не прошло и недели, как я познакомилась со своим будущим мужем. Уже тогда я знала, что это Господь по молитвам св. Матроны нам подарил эту встречу, значит будет так. Мы строили наши отношения до свадьбы достаточно долго — целых 7 лет. С одной стороны, отношения были достаточно сложные, но с другой, мы с Алексеем оба понимали сердцем, что нас связывает очень сильное и крепкое что-то. Это была невидимая нить, тесно переплетавшая наши души, подобно магниту нас тянуло друг к другу, но дальнейшие шаги мы предпринимать не спешили. Казалось, вот пары вокруг — столько понимания, «воздушности» в отношениях, а нам нужно преодолевать свои трудности. Но мы их преодолели и, наверное, больше можем ценить и благодарить Бога за то счастье, что мы вместе и мы — семья.

Но вот не с веселья начался наш 2020 год, когда мы после серьезного конфликта разъехались по своим квартирам. Не понятно, чего мы ждали, но супруг был прав — нужно было выдержать паузу. Ждали недолго и чудо пришло откуда не ждали — вместе с эпидемией коронавирусной инфекции, когда все изолировались по домам, были объявлены строгие карантинные меры. Мы приняли решение, что необходимо пройти это вместе, уехать на дачу и пожить там для сохранения семьи и здоровья. Сразу скажу, что в тот момент никакой информации о вирусе не было — ни способы передачи, ни последствия его перенесения, ни в чем не было однозначности и ясности, все страдали от своих переживаний по этому поводу. Но сейчас мне по моему разумению понятно одно — эта инфекция спасла и объединила мою семью, и она же показала, что по-настоящему должно быть важно — муж, родители, близкие, их здоровье и благополучие, а также вера, благодаря одной ВЕРЕ становится возможным невозможное.

Помню, как летом приехала на исповедь для подготовки к Святому Причащению в Покровский монастырь, после того, как были открыты Храмы, сил справляться самой уже не было — мне так нужен был Господь, который бы придал мне жизни — и подошла к Отцу Александру, тогда мы еще не были знакомы. Спаси Господи, он с такой душевной теплотой принял меня со всеми проблемами, и уже вечером того же дня написал, что молится за нас с Алексеем. Господь управит — не просто слова. Господь управляет и посылает нам не только испытания, но и людей, которые могут нам помочь в, как нам порой кажется, самых безвыходных ситуациях. По их молитвам свершаются чудеса. Итак, я стала чаще бывать в Храме, жизнь начала налаживаться, и вот я попросила своего супруга поехать вместе со мной, чтобы познакомить их с Отцом Александром, иереем, чтобы получить благословение.

И вот, мы стоим в крестильной комнате Храма Святых Благоверных Князей Петра и Февронии Муромских. Батюшка прочитал молитвы, а мы стояли благоговейно перед лицом Господа и ощущали в душе и в теле неведанные до этого чувства.

Выйдя их Храма, мы немного погуляли по его территории, Отец Александр рассказал и показал нам монастырь, затем он уже было устремился на вечернюю службу, как мой супруг задал вопрос, который не ожидали услышать ни я, ни Батюшка. Он рассказал о том, что во время пандемии открыл для себя совершенно новую информацию о своей семье, что его прадед был служителем Церкви, и был причислен к лику святых, попросил совета, что ему нужно делать дальше. Помню, какая радость были на лице у Батюшки, его глаза засияли, и он поведал, что нужно попробовать узнать в храме, где он служил, есть ли его икона, а если нет, то заказать, не торопиться с этим, выбрать хорошего мастера и заказать. Мы не знали, но оказалось, что, если нет фотографии, то есть определенный стиль, как изображают Новомучеников и Исповедников Российских, существуют и их общие иконы.

Вот такие были первые шаги к этой истории на протяжении 7 лет. Вечером того же дня мы пошли в ресторан рядом с квартирой, где проживали тогда и на данный момент, в самом центре Москвы.

Там Алексей назвал впервые фамилию, имя и отчество своего Прадеда — Родонежский Трифон Ильич. О том, что его бабушка, Петрова Лариса Андреевна, в тайне от деда, рассказала ему историю их семьи, о которой ранее он не слышал. Что его прадед служил в Елоховском храме, был преподавателем младших классов, и что служить прадеду приходилось на квартирах. Но вот какую информацию мы увидели в интернете на сайте открытой православной энциклопедии в интернете.

Трифон Ильич Родонежский (1873 — 1938), диакон, священномученик
Память 14 февраля и в Соборе новомучеников и исповедников Российских. Родился в 1873 году в Москве. Рукоположен в сан диакона.
На 1937 год работал контроллером в Бауманском райпищеторге. Проживал: Москва, ул. Радио 4 кв. 14. 29 сентября 1937 г. был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. 16 декабря 1937 года Тройкой УНКВД МО был приговорен к 10 годам лишения свободы. Скончался в заключении 27 февраля 1938 года. Реабилитирован в сентябре 1995 г. прокуратурой г. Москвы.
Причислен к лику новомучеников и исповедников Российских постановлением Священного Синода РПЦ от 27 марта 2007 г.

Затем, конечно, мы открыли все ссылки, которые только были — везде информация повторялась. Похожие данные были и в православном календаре, и в других источниках.
Слишком мало для описания жизни святого человека. Жизнь и боль уместились в несколько сухих строк...

Пришла идея ехать в Бутово — в Храм святых новомучеников и исповедников Российских. Это место называется русской Голгофой. Бутовский полигон — страшное место, здесь в 1937-1938 проводились массовые расстрелы Людей, с большой буквы, людей, пострадавших за свою веру, людей, которых лишали жизни по наспех проведенным расследованиям, если вообще проведенным. Зачастую протоколы копировались и арестованным их просто передавали для подписания. О расстреле, мученической смерти своих родственников люди узнавали спустя многие годы. Некоторые узнают и до сих пор.

В одном своем интервью в программе «Новомученики. Русская Голгофа» настоятель Храма святых новомучеников и исповедников Российских в Бутово Кирилл Каледа рассказал, как тогда 1937 год начался с Рождественского сочельника, когда начали проводить всесоюзную перепись. Одним из вопросов там был об отношении к религии. Большая часть ответов, несмотря на гонения и не анонимность проводимого опроса, показала, что люди оставались верующими.

На следующий день, 28 октября 2020 года, вновь открыв интернет и начала тщательно перебирать все страницы, которые только были, в надежде найти хоть какую —то зацепку. И Чудо! На сайте hram1788.ru, в разделе «История Храма» нахожу знакомую фамилию (здесь, по привычке, хочется поставить эмодзи в виде сложенных в молитве рук)
Свящ. Холмогоров Г. И.
Сщмч. Родонежский Т. И.
Сщмч. Канардов П. И.
Мч. Иванов В. С.
В описании значится тоже самое, что я видела и на других сайтах, но возможно это тот самый Храм, где служил Трифон Ильич.

"Храм Вознесения на Гороховом Поле. Адрес — улица Радио, д.2, стр. 1.«,- читаю я, это же совсем рядом с домом, где проживал Трифон Ильич.
На странице «Духовенство» вижу: «Иерей ДЕХТЯРЕВ Георгий Георгиевич, исполняющий обязанности настоятеля храма Вознесения Господня на Гороховом поле». А на странице с контактами указан его мобильный номер телефона.
Конечно же, такая находка не должна пройти мимо нас, звоню супругу, рассказываю в красках о том, что видела, а он ответил, что сколько ни смотрел, ни разу не видел этой информации. Мы решили, что я незамедлительно звоню отцу — настоятелю Храма и пробую у них выяснить хоть какую-то информацию.
Гудок... еще гудок.... «Алло!» — послышалось на том конце провода. Тут мое сердце замерло, и я почувствовала, как дыхание не дает мне вымолвить ни слова, как будто забыла все слова. За эту секунду, как я смогла хоть что —то из себя выдавить, успела мысленно себя поругать, что не успела даже близко не подготовилась к звонку, что говорить, как сказать? «Отец Георгий, меня зовут Дарья, у Вас в храме служил Трифон Ильич Родонежский?» — «Да» — «так вот, мой супруг узнал, что это его прадед. Может быть можно мы к вам приедем, пообщаемся?» — с какой-то неуверенностью выпалила я. Тут Отец Георгий просто поразил меня своим ответом. Этот ответ содержал в себе ответ на главный вопрос — что делать? И ответ можно передать одним словом — молитесь, и дано будет Вам. Ведь «сказал Господь Своим ученикам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят. Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него.» (Лк, 56 зач., 11, 9–13). Ответ Отца Георгия был наполнен именно этим смыслом. Как оказалось, и он молился в это время о том же самом: «Я очень рад, что Вы позвонили, я только что молился, чтобы родственники священномученика Трифона нашлись, недавно на нашем общем собрании мы обсуждали, как бы нам найти вас, а Вы сами звоните. Конечно, приезжайте, когда? В выходные сможете?» — «Отец Георгий, в выходные, наверное, нет, на неделе можем» — «Тогда приезжайте на праздник Казанской иконы Божьей Матери 4 ноября, ближе к обеду, вот мы и пообщаемся» — «Спаси Господи, Отец Георгий!!!». На том мы и распрощались. Какой же радостью оказалась наша встреча 4 ноября, отец Георгий проводил нас в Трапезную, где за большим столом Т-образным по центру расположился Отец Георгий (Дехтярев), по правую руку от него сидел Отец Владимир (Минаев), по левую руку — Отец Сергий (Горшков). Следующей от Отца Владимира сидела Матушка Лариса, а напротив Матушки Ларисы сидели Алексей и я. Отец Георгий начал трапезу с Молитвы, мы вместе произнесли слова молитвы перед вкушением пищи, затем сели за стол, и Отец Георгий поведал нам множество удивительных историй, которые происходили в последнее время. Например, о том, что в память о святых новомучениках сего Храма Отец Георгий начал делать табличку, которую он собирался повесить на внешней его стороне. В этой табличке было только 2 имени — Священномученик Петр Иванович Канардов и мученик Василий Сергеевич Иванов, но что—то не складывалось и затем, историк, кажется по фамилии Андреева, сообщила о находке, в Храме Вознесения на Гороховом Поле служил еще один новомученик — Родонежский Трифон Ильич. Таким образом историческая находка дала старт новой истории прославления светлого имени священномученика Трифона Радонежского.

Леша рассказал, что у него в памяти есть одна фотография, которую он видел в детстве, где Трифон Ильич запечатлен вместе со своей семьей. И что, даже если она не будет найдена, в этом нет ничего страшного, для иконы он сможет по памяти составить фоторобот.
Отец Георгий расспросил, чем занимается Алексей, когда узнали, что у него своя компания, которая занимается IT, они с Матушкой тотчас же рассмеялись, потому что уже несколько дней искали, кто же может сделать сайт, там с сайтом были свои проблемы, которые мы обсудили за столом и Алексей взял на себя все работы, с ним связанные. Чудо, не иначе, молитвы помогают всегда, особенно если дела предстоят благие!

Вот как Отец Георгий сам впоследствии засвидетельствовал перед прихожанами храма эту встречу и эти события: «Добрый вечер Алексей и Дарья! Обычно после добавления новых единомышленников в группу я прошу в двух словах рассказать о себе для знакомства, но сегодня я сделаю исключение и немного расскажу о Вас сам))).

В день когда мы отдали обсуждаемую в группе табличку с именами священномучеников нашего храма в производство, я ходил и молитвенно обращаясь к Богу говорил Слава Господи, что мы не отдали табличку для изготовления как планировали ранее, что все не спроста.... и выявился третий священномученик нашего храма, и теперь мы имеем возможность добавить его имя в табличку.... именно это мы и сделали и она уже в производстве..., та вот обращаясь в этот день к Богу я говорил Господи вот бы нам кого то найти из его родственников и может они что-нибудь расскажут о нем так как у нас мало совсем информации об этом святом....
И вдруг в эту минуту моих размышлений позвонила Дарья и сказала что ее муж Алексей правнук священномученика Трифона Родонежского и сегодня в праздник Казанской Божией матери они приехали к нам в храм, мы познакомились с этой чудесной верующей парой, попили чайку и в разговоре выяснилось ещё куча чудесных моментов.... и многие пазлы совпали... о них я расскажу как-нибудь позже...у Бога все промыслительно... нужно только верить.....И аккуратнее с мыслями... )))...последнее время я многократно убеждаюсь что они и вправду))) материальны....Встречайте Дарью и Алексея надеюсь они полюбят наш храм и станут членами нашей большей семьи.»

Матушка Лариса сделала памятную фотографию того дня, одну из которых Отец Георгий также направил нам. Получив благословение, мы ушли. Сказать, какое великое впечатление оставила та встреча и как она на нас отразилась — не сказать ничего.
Каждый день мы по- своему переживали и молились, чтобы все было хорошо у нас и получилось отыскать хоть какую-либо информацию.
Я помню день, когда мы с моим супругом отправились в квартиру на Измайловском шоссе, где собрали все имеющиеся там фотографии, а также оставшиеся коробки, вещи, чтобы перевезти их на дачу. Отцу Георгию мы пообещали отыскать фотографии Трифона Ильича, но не только это обещание нас подталкивало к поиску, но еще и само ощущение важности исследования истории семьи. Прошло несколько дней, как мне позвонил супруг и сказал, что почти все фотографии просмотрел, но этой — нет нигде. Тогда я попросила его подойти к образу Трифона Мученика и, помолившись перед его иконой, попросить помочь и направить на верный поиск. Каково же было мое удивление, когда Алексей перезвонил и сказал мне, что нашел не только ту фотографию, о которой он помнил, но еще две: одну — с воспитанниками, а другую — где он еще молод. И нашел не в альбоме, а в обувной коробке, но ведь он, разбирая коробки, даже не знал, что там есть фотографии! Вот это чудо, совершенное по молитвам святому Трифону!

Помимо фотографий, у Алексея сохранилась цепочка, кулон, нательный крест и ложечка, принадлежавшие Трифону Ильичу.
На брелоке была выгравирована надпись: «Опытному репетитору и воспитателю Глубокоуважаемому Т.И. Радонежскому на добрую память отъ признательныхъ родителей М-вскихъ и А-выхъ. 1916-1917 уч.г. часы, цъпьб брелокъ».

Какие глубокие струны души были задеты, даже трудно описать. Наверное, с прочтения именно этой надписи началось более глубокое мое лично погружение в историю и в само исследование. Ведь каждый раз приступая к изыскательным работам я молилась и по молитвам, понемногу, всякий раз находилась совершенно новая информация, которая приоткрывала какие-то до этого неизведанные ранее части. Могу сказать, что, прочитав первый раз эту надпись на брелоке, я даже подумать не могла, как будет важно здесь каждое слово. Каждое слово будет иметь смысл, а не только загадочно написанное слово «А-выхъ». Каждое слово заставить пересмотреть огромное количество материалов, это можно сравнить с огроменным камнем, который нужно обточить, убрать все лишнее и вырезать только нужную фигуру. Так вот что это за фигура — пока было неизвестно, но была маленькая подсказка в виде этой надписи, которая помогала отметать все лишнее и ненужное.

Итак, 27 ноября 2020 года мы вновь приехали в Храм на Гороховом поле, волнения еще были, но их было гораздо меньше. Во-первых, были найдены фотографии, также мы взяли с собой цепочку с брелоком и нательным крестом Святого Трифона Родонежского. Во- вторых, мы были уже знакомы с Батюшкой и Матушкой, и ждали новой встречи с замечательными людьми, пожалуй, это нивелировало все волнения, ведь нас там очень радушно приняли, и мы с первого знакомства чувствовали себя членами этой большой семьи. Отец Георгий, по традиции, после проведенного Богослужения, пригласил нас в Трапезную, где, помолившись и отведав стоявшие на столе яства, Алексей начал показывать оригиналы и копии фотографий Трифона Ильича, его семьи и учеников. Отец Георгий, взял цепочку с крестом, перекрестился и прочел надпись на брелоке. Внимательно посмотрел фотографии, и сказал, что вполне возможно, что Трифон Ильич преподавал в мужской гимназии. И скорее всего, она могла находиться недалеко от дома. Выбрал одну из фотографий, которая могла бы послужить образом для написания иконы. Эта фотография Трифона Ильича в окружении членов семьи.

Вот что написал прихожанам позднее Отец Георгий: «Сегодня мы получили копии удивительных исторически фотографий священномученика Трифона Родонежского. Совсем недавно мы познакомились с его правнуками и только сейчас они сами чудесным образом нашли эти фото в обувной коробке, до этого момента родственники сами не видели этих фотографий. Лишь одну из них по рассказам Алексея он видел в смутно помнящем раннем детстве у своих родителей. А теперь чудесным образом нашёл в загородном доме. Так же он нашёл вещи, принадлежащие священномученику- крест, цепочка и медальон с памятной надписью. Фото некоторые двусторонние и на обратной стороне название студии в которой они были сделаны. Очень трепетные чувства от соприкосновения с этим. Ещё многое предстоит узнать. Известно что он был преподавателем в школе но судя по фото это возможно колледж и по-моему только для мальчиков.... Святые священномученики молите Бога о нас!»

Так мы начали поиски, которые ведутся до сих пор. Сегодня 09.01.2021, а только вчера я нашла совершенно новую информацию. Но буду идти по порядку.
Изыскания наши начались с этих трех фотографий, которые оказались очень важны для поиска информации о жизни Трифона Ильича.
Первая фотография, которую мы рассмотрим — Трифон Ильич в молодости.
Данная фотография сделана между 1894 годом и 1897 годом, скорее всего 1896 год (о значимости этого года мы поговорим позднее). С 1880 года владельцем ателье стал Юлий Мёбиус, а с 1894 года — владельцем стало страховое общество «Россия», а в 1897 году ателье переехало по другому адресу.
О второй фотографии как раз помнит Алексей.
Здесь мы видим фотографию Трифона Ильича с супругой (Дальше мы узнаем, что ее имя — Екатерина Федоровна), старшим и любимым сыном, потерю которого Трифон Ильич будет очень сильно переживать — Николай, рожден в 1900 году, младший сын Сергей, рожден в 1904 году, и дочь, Клавдия, 1901 г.р. о которой на момент написания этой части статьи не было совершенно никаких данных.
Эта фотография сделана примерно в 1909-1910 году, судя по возрасту Трифону Ильичу здесь около 37 лет. После 1917 года фотоателье «Фотография на Покровке Близъ Земляного Вала домъ Шишелова» не существовало, а письменность и наряд супруги Трифона Ильича соответствуют времени Царской России.

Однажды Алексей ввел в интернете фамилию Радонежский и ему попалась на глаза статья, которая коренным образом поменяла ход нашего исследования — статья о Радонежском Сергее Трифоновиче. Сотрудниками архива, к слову, была проделана огромная работа по оцифровке данных приговоренных в советское время и реабилитированных гражданах.

Радонежский Сергей Трифонович (1904),
Дата рождения: 1904 г.
Место рождения: г. Москва
Пол: мужчина
Профессия / место работы: лаборант техникума
Место проживания: Москва, ул. Радио, 4, кв. 14
Где и кем арестован: Управлением охраны МГБ на Московско-Рязанской ж.д.
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 2 ноября 1950 г.
Обвинение: за антисоветскую агитацию
Осуждение: 26 января 1951 г.
Осудивший орган: линейного суда Московско-Рязанской железной дороги
Статья: 58, п. 10 УК РСФСР
Приговор: направлен в психиатрическую больницу для принудительного лечения.
Дата реабилитации: июль 2002 г.
Реабилитирующий орган: Прокуратура г.Москвы
Архивное дело: дело П-57942
Источники данных: БД «Жертвы политического террора в СССР»; Прокуратура г.Москвы

Так оказалось, что раз место проживания совпадает, значит найденный Сергей Трифонович точно есть сын Трифона Ильича — сомнений нет, мы на верном пути нашего исследования! Не описать, как поднимает дух каждая найденная зацепка, как мы приободряемся, когда Трифон Ильич словно берет наши руки и набирает эти тексты, помогает находить информацию. И я не совру, если скажу, что, только помолившись приступаю к поиску. Без молитв не получаем мы никакой информации, а сегодняшний день, 09.01.2021, показал, что сколько не смотрела одну и ту же страницу раньше, ну никак не видела информацию, описанную ниже. Значит было не время, было без молитв, и просто была бы нарушена последовательность найденного материала.

Итак, третья фотография, которая впоследствии поможет приоткрыть тайну не только нашей семье. Здесь мы видим Трифона Ильича в окружении учеников, и долгое время данная фотография была загадкой — где она сделана? Кто эти ребята? В каком году? Столько вопросов и никаких ответов. Начало поисков образовательных учреждений также было положено. Я начала просматривать в округе все гимназии, которые были рядом с его домом по улице Радио, 4.
Более всего приглянулась Гимназия № 4, которая находилась по Адресу Покровка, 22 в доме Апраксиных —Трубецких, еще известен этот дом под названием «дом-комод».
Что же дальше, как искать? Что это за Гимназия?
Благодарю Бога, что при написании данной статьи, явилось еще одно чудо.
За 2 месяца исследований, сколько не было открыто и переоткрыто ссылок, но такого «живого материала» себе было трудно представить.
Совершенно случайно, переходя уже по знакомым ссылкам, в поисках подходящих фотографий и материалов для данного документа, я набрела на Живой журнал, где когда-то читала о 4 мужской гимназии, в которой (тогда еще потенциально) мог бы работать Трифон Ильич.
Своими материалами в 2014 году поделился Сергей Сергеевич Каринский на сайте Живого журнала. Автор пишет: «Какое-то время назад я печатал извлечения из воспоминаний моего деда со стороны отца, относившиеся к его учёбе в Московском ун-те ... В той же тетрадке имелся и довольно любопытный фрагмент, описывавший его ранние гимназические годы. Тогда я его опустил, как не относящийся к теме, а сейчас приведу — как иллюстрацию нравов эпохи конца Империи. Таких воспоминаний кто только не оставлял, но пусть будет ещё один кусочек мозаики». Наверное, автор даже не представляет, что это не только кусочек мозаики, но настоящая и историческая ценность. «Мой дед поступил в 4-ю Московскую гимназию осенью 1915 г. Гимназия эта располагалась в Апкраксинском дворце-«комоде» на Покровке. Описываемые события относятся к периоду 1915-17 гг. «Помню, что у нас в гимназии был так называемый классный надзиратель по имени Трифон Ильич, человек с большой головой, очень флегматичный и простой. Так, ему ученики всех классов не давали проходу — как увидят его, так начинают запевать хором куплеты: „Как у Трифона Ильича — голова из кирпича...“ Каждому учителю было дано, как водится, прозвище: историк был „бублик“, математик — „селёдка“, инспектор — „блаженный“ и т.д. Единственным, кажется, авторитетом был в гимназии директор Веригин, при приближении которого наступала мёртвая тишина. Помню, что директор вызвал меня к себе в кабинет и требовал, как „от интеллигентного и сознательного человека“, чтобы я сообщил ему, кто является основным зачинщиком шалостей в нашем классе — но так ничего и не добился. Боялись ещё ученики учителя гимнастики, не то латыша, не то чеха, который был действительно свиреп и ввёл в систему провинившихся, по его мнению, учеников, не справляющихся с гимнастическими заданиями — щёлкать двумя пальцами по губам. Ученики ходили жаловаться на него директору, но из этого ничего не вышло, он своей манеры так и не оставил. Учителя у нас менялись очень часто, качество занятий, и так невысокое, от этого ещё больше страдало.». Конечно, мы тут же написали Сергею Сергеевичу, но поскольку материалу было уже больше 6 лет, надежда на его ответ почти не было. Но, Слава Богу, г-н Каринский ответил уже через 5 минут. К сожалению, по свидетельству С.С. Каринского, других написанных его дедом воспоминаний просто не нашлось. Но зато! После того, как была отправлена фотография Трифона Ильича с учениками, Сергей Сергеевич узнал на ней и своего деда, того, чьи воспоминания были напечатаны. И тотчас выложил ее на своей странице, подписав «Гимназисты вместе с классным надзирателем Т.И.Радонежским (в советской транскрипции — Родонежским, 1873-1938), впоследствии псаломщиком и диаконом, арестованным в 1937 г. и умершим в заключении; в 2000 г. он был причислен к новомученикам; мой дед — второй справа, подпирает подбородок (1916-17 гг.) — фотография любезно предоставлена Д.Петровой». Помимо этого, оказалось, что двое ребят по центру, держащихся за руки рядом с Т.И., это Теодор Глясс, обнимающий за плечи Дмитрия Белорусова — два ближайших друга деда С.С. Каринского. И он написал свои воспоминания в связи с внезапной смертью Белорусова, в самом начале 1930-х. После этого сообщения мне была выслана фотография 30-х годов, где были запечатлены трое взрослых друзей из 4-й Мужской Гимназии.

Подумать только, Трифон Ильич отдал работе в Гимназии 20 лет, а воспоминания свои написал именно один из учеников с одной-единственной сохранившейся фотографии! Чудны дела Твои, Господи!

Также, в этот же день на сайте Российской Государственной библиотеки нашелся замечательный материал, под названием «Пятидесятилетие 4-й Мужской Гимназии 1849 – 1899гг.) на странице 230 значится «Помощники классныхъ наставниковъ: 15. Трифонъ Ильичъ Радонежскій (съ 1897 г. до настоящаго времени). Окончиль курсъ въ Московской духовной семинаріи; занимаетъ должность помощника классныхъ наставниковъ при параллельныхъ классахъ 4-й гимназіи изъ платы по найму со 2 сентября 1897 года.». Чудеса в этот вечер сыпались как из рога изобилия! Так и была раскрыта тайна фотографии Трифона Ильича с учениками. Мне очень импонирует описание нравов учеников и учителей данной Гимназии, описание хоть и относится к 1850-м годам, но, судя по воспоминаниям, найденным у г-на Каринского, ребята всех выпусков промышляли различными дерзкими поступками. Копию воспоминаний ученика П. Копосова о периоде своей учебы в Гимназии привожу в Приложении.

Но очередное чудо ждало меня и на следующий день. Еще одна дивная находка меня ожидала при написании данного документа уже в воспоминаниях Сергея Александровича Никитина «Воспоминания о гимназических годах», написанные, можно предположить, в 1970-х годах, опубликованы впервые в 1983 году к 80-летию С.А. Никитина издательством МГУ. «…За порядком во время перемен наблюдали надзиратели. Один носил прозвище «Мазепа», обладал зычным голосом и останавливал гимназистов окриком «Не орать». Он, насколько я помню, действовал преимущественно на втором этаже, а к концу моего пребывания в гимназии из нее ушел. Поэтому лучше запомнился другой – Трифон Ильич Радонежский. Невысокого роста, с животиком и очень сильными пальцами, он был грозой баловников, которым доставляло удовольствие, приблизившись к нему на расстояние, обеспечивавшее возможность бегства, крикнуть: «У Трифона Ильича голова из кирпича». Радонежский бросался в погоню, шалун убегал, а если бывал задержан, то получал такой силы щелчки по мягкому месту, что долго не забывал об этом…»

В тех же воспоминаниях содержится описание и Алексеева Николая Михайловича, чью подпись мы увидим на документах в следующем разделе.

«Инспектором был Николай Михайлович Алексеев – в просторечии: Пихалыч или Пихлюй. Это тоже была власть, но не такая устрашающая, более мягкая и, я бы сказал, более патриархальная. Он и внешностью отличался от директора. Чисто русское, слегка округлое лицо, небольшая округленная борода, форменный сюртук делали его менее официальным. Он нередко кричал на учеников; желая укротить какого-либо шумного гимназиста или драчуна, он хватал его за ремень, пихал мальчугана взад и вперед (эта манера и привела к образованию его прозвищ) и говорил что-то вроде: «Не дерись (или не безобразничай), блаженный». Этим последним словом он почти всегда сопровождал свои замечания. Однажды автор этих строк опаздывал на урок: звонок зазвонил, когда я из раздевалки поднимался на второй этаж. А еще надобно было пробежать половину рекреационного зала и подняться на третий этаж. Я бежал изо всех сил, ранец болтался у меня за спиной, и вдруг на повороте к лестнице, идущей на третий этаж, появился инспектор. Инерция меня несла, я не мог уже изменить направление движения и с размаха ударился головой в живот Пихалыча. Как-то боком я оторвался от него, извинился и бросился вверх по лестнице. Вслед мне раздалось: «Вовремя приходить надо, блаженный». В отличие от директора, он разговаривал с учениками и был хорошим советчиком, когда выдавал книги в библиотеке…» Вот как воспоминания молодых людей отразились и на нас. И вроде бы с радостью читаешь, потому что эти воспоминания, казалось бы, совершенно чужих людей, которые касаются истории именно твоих родных, и через эти воспоминания ты как будто оказываешься радом с ними, в той самой гимназии, озорничаешь и бегаешь, и общаешься с великими людьми.

Но все-таки решила обратиться к надписи на жетоне еще раз. никак не сходится, что М-вских и А-вых относится к гимназии. Каким образом?
«опытному» - значит преподавал он достаточно давно.
«репетитору и воспитателю» - значит у него были не просто ученики, а воспитанники, т.е. мог быть даже кадетский корпус. «от признательных родителей» - значит его ученики не были сиротами.
«А-выхъ и М-вскихъ»…
И тут я нахожу, что в 15 минутах от дома были расположены красные казармы. Там располагалось 2 корпуса (по другим сведениям 1 общий). Московский и Алексеевский.
По другой информации, которую удалось найти про училище:
основано в 1864 г. под названием Московское пехотное юнкерское училище.
с 1897 года называлось Московским военным училищем.
в 1906 г. было переименовано в Алексеевское военное училище в честь наследника престола цесаревича Алексея. в ноябре 1917 была расформировано.
Таким образом, Трифон Ильич мог быть воспитателем и репетитором и в военном училище, но пока это доподлинно неизвестно.

Как известно, просторы интернета безграничны, и в любой момент может быть найдена такая информация, о которой ты не мог и подозревать.
Так, 17 декабря 2020 года, я обнаружила некий архив Московской области, на котором можно было ввести фамилию, имя и отчество. Что и было сделано -я ввела данные по Трифону Ильичу и получила, ошеломительную новость!
Это означает, что в Архиве Московской области хранятся данные по Трифону Ильичу Радонежскому! Так еще и 25 страниц. Ну, конечно, тотчас это дело было заказано, я позвонила в Архив, убедившись, что дело нам точно выдадут, договорились с ними на утро 23 декабря.

Приехав на работу, в офис, подошла к своему коллеге, кто отвечает за вопросы безопасности в нашей организации и очень попросила помочь с архивными данными на Трифона Ильича и Сергея Трифоновича, которые хранятся в Архиве ФСБ. За 15 минут он выяснил, где точно сейчас находятся документы и посоветовал обращаться к Главному Архиву за выдачей документов.
Но кто мы такие? Резонный вопрос- фамилия –то у нас другая.
Тут, конечно, подключается Алексей и находит дома все возможные свидетельства: о рождении деда, о рождении отца, да и его свидетельство также нашлось. Но вот незадача! В свидетельстве о рождении деда значится фамилия Петров, по матери – Петровой Варвары Ивановны, в графе отец стоит прочерк.

Государственный архив соглашается после первого же разговора дать нам информацию, по телефону женщина представилась Диамарой. Она сказала, что в период пандемии, резко сокращен доступ в Архив, для того, чтобы туда попасть, необходимо будет «ловить запись в 00.00». конечно, я зашла заблаговременно на сайт, чтобы не пропустить время, обновила в полночь информацию и мне, как помню, высветилось 48 свободных окон.
24 окна на утреннее время – с 11-00 до 14-00 и 24 окна с 15-00 до 18-00. Что это значит? Я старательно забиваю данные в формуляр: имя, почта, комментарий, выбираю время, но после нажатия кнопки сохранить результатом моего труда стало «поздно», т.е. охотники за лотами делают это очень быстро, стараются за секунды поймать себе время. Не успела. Следующей ночью я продолжила охоту. Но опять ждала неудача, следующий поиск нужно было делать в ночь с воскресенья на понедельник, когда открываются слоты.

Вернувшись через день к уже привычному делу, решила не рисковать и обратилась к иконе святого Трифона, попросила помочь с «охотой». Вот это я понимаю, результат. Как только зарегистрировала себя, увидела еще, кажется, 3 слота, вбила данные Алексея, но даже не посмотрела на какое время, мне показалось, что ему я поставила вечернее. Может быть Господу Богу пришлось исправлять мои ошибки, но подтверждение пришло по Алексею спустя только 5 часов (!) (мне – мгновенно), и с нужным временем. То есть мы идем в Главный Архив вместе, но только 18.01.2021 – то есть ждать нужно было целый месяц.

Кстати, немного расскажу о сохранившейся иконе, которой я молилась - она могла быть куплена при рождении Трифона Радонежского. Такое предположение было сделано, поскольку способ нанесения является хромолитографией, а с 1870-х гг. наклеенные на доску хромолитографированные листы распространились повсеместно на русском иконном рынке – такие сведения были найдены в интернете.

Уже через несколько дней мы с трепетом в сердце приехали в Центральный государственный архив Московской области. Это было достаточно большое, но неприметное здание. На первом этаже сидела в своей комнатке крупная девушка, у которой мы поинтересовались - куда нам нужно пройти дальше. Она достала из журнала сегодняшние списки, в котором было записано человек 10-15, но провеля пальцем несколько раз, так и не нашла нашу фамилию. Пришлось показать ей – мы были первыми. Убедившись, что мы не нарушаем порядок работы, девушка радушно нас пропустила и продолжила выражать свои заботы о других посетителях.

Мы сняли куртки в гардеробной комнате, и прошли в соседний кабинет – читальный зал. Он напомнил мне школьный компьютерный класс. По периметру стояли компьютеры. Через один рабочие места были заклеены – рассадка в период пандемии может быть только «через одного», посередине зала были парты. Нам предложили занять любое удобное место для изучения метериалов. Мы расписались в журнале посещений, после чего сели вместе за один компьютер, как было положено.

И тут случилось еще одно чудо. Наверное, мы могли ожидать что угодно, но не тот материал, который нам принесли.
Это была наша маленькая победа. Оказалось, что внутри находятся рукописные письма Трифона Ильича. Мы сразу начали изучать и читать вслух все, что было написано (за что, конечно, мы получили замечание, потому что «тишина должна быть в библиотеке»). Но содержание этих писем оказалось достаточно тяжелым. Это были материалы, связанные с лишением его избирательных прав. Здесь были раскрыты только некоторые тайны, связанные с его семьей, но для нас это был значительный прорыв. Я видела как искажаются факты его биографии, то ли специально, то ли по неведению тех, кто составлял протоколы, но в это как-то мало верится. Единственным и непредвзятым в этой папке были письма Трифона Ильича, наполненные горем. Каждое письмо содержало с себе боль утраты и лишений, да чего стоит только его последнее письмо, которое было подшито самым первым. Последнее письмо, написанное в последнюю инстанцию, оно было как натянутая струна.

Немного расскажу о том, что такое избирательные права и кого лишали избирательных прав. Лишенецами неофициально называли граждан РСФСР, СССР, в 1918—1936 лишённого избирательных прав согласно Конституциям РСФСР 1918 и 1925 годов. Коституции 1918 и 1925 годов содержали в себе статьи о лишении в избирательных правах, но при этом пользование этими статьями было весьма вседозволенными.

Статья 65 Конституции РСФСР 1918 года устанавливала статьей 65, что:
«Не избирают и не могут быть избранными, хотя бы они входили в одну из вышеперечисленных категорий:
а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;
б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.;
в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;
г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов;
д) служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома;
е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными, а равно лица, состоящие под опекой:
ж) лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором.»
Статья 69 Глава 6 Раздел 4 Конституции РСФСР 1925 года содержала тот же список лиц.
Лишенцы имели возможность обжаловать решение избирательных комиссий в недельный срок со дня опубликования или ознакомления со списком лишённых избирательных прав. Но при этом граждане, лишенные избирательных прав, и желавшие их вновь обрести, были поставлены в условия, в которых сделать это было крайне затруднительно: для восстановления предоставлялся совершенно малый срок, да и окончательное решение зависело от мнения той самой комиссии, которая уже превратила гражданина в лишенца.

Привожу цифры из сети, где содержатся статистические данные. По итогам Всесоюзной переписи 1926 года население в СССР составляло 147 027 915 человек. Лишённых права голоса в стране было 1040894 человека (1,63 % от общего количества избирателей). Из них священнослужители и монахи — 15,2 %; Совершеннолетние (свыше 18 лет) члены семей лишенцев также не имели права голоса. Таковых было 6,4 %. В 1927 году не имели права голоса уже 3038739 человек (4,27 % избирателей). К этому времени среди лишенцев сократилось количество священнослужителей (до 8,3 %), но возросло число членов семей пораженных в правах — до 38,5 %
Фактически ограничения в правах касались не только права избирать и быть избранным. Лишенцы не могли получить высшее образование, часто фактически лишались права проживать в Москве и Ленинграде, а также вернуться в то место, где они были арестованы. Последняя мера должна была предотвратить образование антисоветских групп, партий, организаций и т. п.
Лишенцы не имели возможности «занимать ответственные должности, а равно быть заседателем в народном суде, защитником на суде, поручителем, опекуном». Они не имели право получать пенсию и пособие по безработице. Лишенцам не выдавались продуктовые карточки, либо же выдавались по самой низшей категории.
Конституция РСФСР 1937 года предоставила избирательные права всему населению. В советских анкетах, заполняемых при приёме на работу, сохранялся пункт «лишались ли права голоса, когда и за что».

Около 5 писем направлял Трифон Ильич в различные комиссии. Последнее из них, датированное 02.12.1935 года имело название «горемаленькогочеловека». В одном слове содержится сполна смыслов.
«30826 …… 2/XII-1935
В Центральный Исполнительный Комитет по восстановлению в правах
Гр-на Радонежского
Трифона Ильича
Заявление
«Горемаленькогочеловека»
Вот уже в 3-ю и, кажется, последнюю инстанцию мне приходится стучаться, чтобы восстановиться в правах гражданства. «ЦИК» - это высший разум страны, совесть нации. Что я могу писать в свое оправдание, какие новые доводы привести в защиту той мысли, что я достоин носить звание гражданина Советской Страны.
Одно могу сказать: всю жизнь прожил маленьким человеком, занимал самые маленькие должности. Всю жизнь приходилось, как маленькому человеку – по своей должности- терпеть всякую неправду, унижения и оскорбления. Мне бы хотелось спросить в чем моя вина, что меня не восстановили до сих пор?
Кого не спросишь – от всех слышишь одно: «Какой вы лишенец? Псаломщик и лишенец! Это по недоразумению вас записали в лишенцы. Вы всю …(жизнь?) прослужили школьным работником и псаломщиком: то и другое не делает человека лишенцем. Ведь вы же не жандарм, ни полиция, ни генерал, ни фабр…(?) и не торговец. Просите и хлопочите и вас восстановят.
От всех этих речей мое положение нисколько не улучшается.
Родные дети и те смотрят на меня с нескрываемым чувством злобы и пренебрежения и ни раз мне заявляли, что они на службе и испытывают всякие притеснения из-за того, что отец их лишенец.
Мне хочется крикнуть: «За что, за что такое унижение!»
Не нахожу слов, как просить ЦИК – совесть страны Советов - облегчить мое положение. Меня, как лишенца. Никуда не берут на службу, а ведь есть и пить надо. Нельзя самой смерти висеть на шеи близких и родных и быть в тягость им. С другой стороны, хочется работать, приносить посильную помощь, особенно теперь, когда развернуто такое грандиозное строительство, когда буквально везде чувствуется нехватка рабочих рук.
Еще раз убедительно прошу «ЦИК» рассмотреть мое заявление, поданную в областную Комиссию и оказать мне милость и восстановить в правах и тем дать мне возможность своим трудом принять участие в социалистическом строительстве Страны Советов.
29.XI.1935 Г-н Радонежский Тр.».

Вот живое воплощение страданий, который нес Трифон Ильич в последние свои годы.
Еще раз прочтем «Всю жизнь приходилось, как маленькому человеку — по своей должности- терпеть всякую неправду, унижения и оскорбления» -и тут кровью обливается сердце, вспоминаются те дневники, в которых описано как ученики по своему шаловливому настроению обидеть и оскорбить тогда еще школьного надзирателя. Но на все промысел Божий!
В одном из своих заявлений Трифон Ильич писал: «Школьная работа была оставлена мной по болезни, а причиной болезни послужила смерть моего сына Николая в 1920 году. Мой старший сын Николай в 1918 году поступил добровольцем в Красную Армию и провел два года в Чапаевской дивизии. Он был членом партии и погиб на фронте
в 1920 году.»
В 1932 году Трифон Ильич писал «Мне 60 лет и у меня миокардит, т.е. болезнь сердца, так что отдых мне необходим, а иначе я не смогу работать.»
А 15.06.1920 из Киева от начальника Радиотелеграфа Армии Бориса Терентьев (ича) Моисеева на имя супруги Трифона Ильича пришло следующее известие:
«Уважаемая Екатерина Федоровна!
Посылаю Вам 10,000 руб, причитающаюся Вашему сыну жалованья, так как он, наверное умер, в г. Калмыкове. Когда мы уезжали оттуда он болел сыпным тифом и был оставлен в госпитале. Вот уже прошло 4 месяца, а он оттуда не возвращался, почему мы и предполагаем, что он умер. Кроме того, при нашем отъезде, он был очень слаб. PS Деньги посылаются двумя переводами по 5 000 в каждом»

Бушевавшая эпидемия уносила жизни и красной армии, и в белой. Данные о количестве погибших противоречивы. Официальные источники пишут о 20 тысячах, врачи — о 3 миллионах погибших от сыпного тифа.

Благодаря сохранившимся письмам Трифона Ильича, а также документам, которые он прикладывал к своим пиcьмам, мы узнали о двух членах семьи по именам — Екатерина Федоровна и сын Николай, погибший в 1920 году в возрасте 19-20 лет.

Несколько источников указывают на трудовой стаж Трифона Ильича:
«Школьный совет 9-й Сов. Трудовой Школы 1ой ст. настоящим удостоверяет, что предъявитель сего есть, действительно, Трифон Ильич Радонежский — школьный работник вышеназванной школы» от 02.09.1919 года
«Удостоверение
Дано сие Трифону Ильичу Радонежскому в том, что он состоял школьным работником 16й Советской школы 1 ст. до 16 июля 1920 г. и освобожден от занимаемой должности ввиду нетрудоспособности
16го июля 1920 г»
«Трифон Ильич Радонежский служил в б. Московской 4й гимназии помощником классных наставников с 1897 года по сентябрь 1918 года, что мы, его бывшие сослуживцы, удостоверяем. Москва 25 апреля 1929 года
Подписи преподавателей Андреева и Алексеева удостоверяю»
Воспоминания как раз о том самом Н. Алексееве мы читали ранев воспоминаниях Никитина. То, что Трифон Ильич окончил Московскую Духовную Семинарию, мы предполагали, скорее даже фантазировали, но никакого подтверждения ранее не могли найти. И вот оно открылось. Исходя из того, что он поступил на работу в 1897 году, мы предположили, что Семинарию он окончил до 1897 года.

И вот в списках мы нашли его фамилию! Радонежский Трифон Ильич окончил Московскую Духовную Семинарию в 1896 году 1 отделение, 2 разряд.

Но вот что остается интересным- история его семьи. Ее мы постигали следующими днями, буквально зачитываясь многочисленными томами архивных сведений.
Первым делом мы подняли выпущенные в сеть сканы московских справочников.
Адрес, обозначенный в указателе адресов жителей г. Москвы за 1900 год обозначено, что Радонежский Т.И. проживал на Чистопрудном бульваре в доме Эппле, работал в 4 мужской гимназии. В каждом своем письме, которое относилось к восстановлению избирательных прав в период 1932-1936 года, Трифон Ильич подписывает адрес своего проживания — ул. Вознесенская, д 2/8, кв. 14 (несколько раз в протоколах записывали дом 18).
Однако если посмотреть сохранившиеся, более ранние справочники — к примеру, 1917 года, то мы увидим, как сохранилась память о месте жительства Трифона Ильича — он жил по улице Гороховской (ныне Казакова) в доме церкви Вознесения. Таким образом мы можем полагать, что Трифон Ильич, поступивший и окончивший Духовную Семинарию, проживающий в доме церкви, имел православную семью, возможно его отец также мог быть служителем этого Храма. В более поздних документах, этот дом имеет наименование иное. Улица Вознесенская 2\8 превращается в улицу Радио, д. 4, кв.14

И вот настал один из самых важных дней — 18.01.2021 года. День, когда было по воле Божьей и в наших планах приоткрыть дверь в историю семьи и жизни священномученика Трифона Радонежского.
В этот день мы заранее взяли отпуск, приготовили еду в термосе, чтобы не терять время в кафе, запланировали посещение 2 архивов:
Первый архив — Государственный, где нас ждали дела осужденных и реабилитированных посмертно отца и сына, Радонежских Трифона Ильича и Сергея Трифоновича. Туда мы должны прибыть к 11-00, поскольку посещали с условием ограничения во времени — с 11-00 до 14-00.
Второй архив — Центральный Московский, который находился в 40 минутах от первого и куда мной заранее были заказаны достаточно большое количество дел: мы ждали документы из Семинарии, из Храма на Гороховом поле и много других.
Первый архив открыл для нас новые грани, новые факты из биографии Трифона Ильича. Во-первых было упомянуто в анкете имя дочери Трифона Ильича — Клавдия (фамилия Карло, по мужу) 1901 года рождения.
Пункт 14 анкеты указывал на то, что он был сыном священнослужителя — наши предположения подтвердились. В этот момент ты понимаешь, что наверное, даже когда мы думаем, Господь с нами общается через наши мысли. И врядли человек сам способен мыслить и до чего-то дойти в своих умозаключениях верно, если только не руками Бога это делается. Так и здесь — подсказок было немного, но все они сводились в голове, что Трифон Ильич рос в семье священнослужителя.
В анкете также был обозначен номер его паспорта — МТ№ 510720 выдан 27 отделом милиции города Москвы 04.04.1936 года.
В одной из анкет, связанных с его допросом, обыском и арестом сказано, что в его комнате остается жить Петрова. Таким образом мы впервые видим эту фамилию за все время нашего исследования.
Но удивительно и то, что в одном из допросов Трифон Ильич раскрывает место своей последней службы дьяконом — село Фаустово Московской области.
28 СЕНТЯБРЯ 1937 ГОДА
«....- Чем Вы занимались до посленего времени?
— после окончания духовной семинарии я поступил работать в 4ую гимназию в качестве помощника наставника класса. Проработал там до 1917 года.
С 1917 года по 1920 год я работал школьным работником. Одновременно с этими работами я служил в Церкви Вознесения в качестве псаломщика, а с 1920 года я служил на основной работе в качестве псаломщика до 1935 года. Последняя моя служба в церкви была дьяконом в селе Фаустове....»

Эти строки вызывают несравнимое ни с чем двойственное чувство. Они были написаны рукой человека, который протоколировал допрос. Особые моменты были подчеркнуты красным карандашом. Эти строки подчеркнули и мы. Из-за них, из-за признания в верности Христу он был осужден. Благодаря этим строкам мы знаем его личную историю и последнее место службы.
В одном из допросов также было сказано, что в 1932 году Трифон Ильич проживал в деревне Лукинки Мордвесского района Московской области (сейчас этот район относится к Тульской области). В характеристике сказано, что он имел собственный собственный дом, где проживал вместе с сыном Сергеем Трифоновичем и зятем Карло.
Скажу прямо, что чем дальше мы идем и как кажется, приближаемся к истине, тем более тяжелым кажется путь и не видно ему ни конца, ни края. Как много загадок нам оставил Трифон Ильич. Спасибо ему, что он направляет нас в нужные русла и источники, чтобы можно было добыть достаточно важной информации об этом святом.

Итак, что касается дела его сына — Сергея Трифоновича, однозначно понять, что происходило в тот момент и написана ли правда хоть в одном доносе — не представляется возможным. Во — первых, он был отправлен в психлечебницу, и, несмотря на свои высказывания, он не был строго осужден, а отправлен на принудительное лечение в Ленинград в 1951 году, затем — буквально через год был отпущен, но здесь его следы теряются совсем.
Сергея Трифоновича все доносчики характеризовали как человека, который имеет на все свое мнение, как мы поняли и жен у него было как миимум две. Со второй женой Марией Павловной Радонежской у них родилась дочь Екатерина. По словам доносчиков, Мария Павловна все время плакала, особенно после рождения ребенка из-за поведения Сергея Трифоновича.
Он получил среднеспециальное образование, работал на основной работе и также имел подработку. Один из доносчиков, судя по словам Сергея Трифоновича, был ему знаком по сожительству с его мачехой. Кого Сергей Трифонович так назвал для нас остается загадкой.
На этом закончился наш поиск в Государственном Архиве.
Далее мы проследовали в Центральный Архив Москвы, здание, известное многим любителям истории. Я множество раз потом звонила по различным вопросам в те или иные учреждения, но всегда меня отсылали по адресу Профсоюзная, 80. Улица и дом, которые хранят великое множество документов, имеющих историческую важность. Когда история человека, семьи и государства — неразделимы.
За пару дней до событий, происходящих в этот день, на почту Алексея пришло уведомление на наш запрос от 15.12.2020 в Центральный архив, что по адресу ул. Радио, д4, кв.14 проживали также:
Петров Алексей Васильевич с сыном Виталием и Петрова Лариса Андреевна. — это дедушка и бабушка Алексея с его папой.
Радонежеская Мария Павловна с дочерью Екатериной, Радонежеский Сергей Трифонович.
О проживании Петровой Варвары Ивановны, о проживании Трифона Ильича не было сказано ни слова.
Оригинал ответа мы должны были получить как раз на Профсоюзной. Первым делом, конечно, Алексей отправился получать ответ в окно 4, где очень неторопливо с нашими бумагами в руках, консультант решала свои вопросы. Пока он пытался добыть ответ, я уже пошла работать в читальный зал, где у нас был отведен всего лишь час времени — он достаточно рано закрывался в понедельник.
Мне были выданы неколько старых книг и одна огромная по размерам папка, которая закрывалась тремя крупными шнуровками — сверху, сбоку и снизу.
Проверив несколько заказанных томов, я нашла журнал оценок, где под номером 29 в алфавитном порядке были расположены фимилия и имя Трифона Ильича.
Таких журналов нашлось достаточно много, они имели коричневую обложку, уже ветхую от времени. Я даже не помню, просматривал ли до меня кто-то журналы, по-моему с момента их архивации некоторые были открыты впервые. Каждый журнал был на 1 учебный год, в каждом были закладки по разным предметам — Священное Писание, История Русской церкви, Библейская история, Литургика, Гомилетика (наука о проповеди), Дидактика, Логика, Психология и многие другие.

Самой загадочной находкой был том розово-малинового цвета со шнуровками, в котором, как оказалось, хранились Свидетельства об окончании Духовной Семинарии. Пролистывая страницу за страницей большого формата, мы наконец-то нашли важный для нас документ. Это было Свидетельство воспитанника Духовной Семинарии Трифона Радонежского об ее окончании.
Могу смело сказать, что были приоткрыты еще загадки. Во — первых об отце Трифона Ильича — Илье Сергеевиче Радонежском, дьяконе Московской Трифоновской в Напрудной слободе церкви, во-вторых — о дате рождения Трифона Ильича. Он был рожден 13 ноября 1873 года.
Несмотря на запрет мы тайком сделали фотографию, чтобы ничего не забыть и тщательно изучить информацию, в нем обозначенную, пока готовится официальная копия.
Таким образом у нас появилась еще одна цель, связанная с памятью Ильи Сергеевича Радонежского, дьякона. Спустя некоторое время, после того, как мы сдали дела и принялись за заказ новых — документов о приеме в духовную семинарию (теперь мы точно знали год поступления), метрических книг и клировой ведомости.
Документы мы получили в очень необычном для нас виде — это были негативы, которые нужно было просматривать через увеличивающий экран, каждый снимок на пленке — фотография страницы или документа.
Всего нам принесли 6 пленок. Когда мы заканчивали просмотр пятой — мы увидели знакомую фамилию! Какая удивительная находка нас ожидала! Это были 3 личных документа Трифона Ильича, с которыми он поступил в Духовную Семинарию:
1) Прошение о приеме;
2) Выписка из копии метрических книг города Москвы, приходской Св. мученика Трифона церкви;
3) Билет из Перервинского духовного училища.
Информацию, которую мы почерпнули в этом источнике невозможно сравнить буквально ни с какой иной, изученной и найденной нами ранее! Мы ликовали, я надеюсь и Вы разделите с нами эту радость.
Прошение о допущении к экзаменам в Семинарию было составлено священником Московской Николаевской на Болвановке церкви Николаем Орловым, у которого Трифон Ильич находился под попечительством после смерти отца — дьякона Трифоновской церкви в Напрудном, Ильи Сергеевича Радонежского.
Из выписки из копии метрической книги города Москвы было открыто, что его Мать — Олимпиада Алексеевна, законная жена Ильи Радонежского.
Восприемниками, т.е. крестными родителями являются потомственный почетный гражданин Григорий Александрович Монахов и дочь Николая Васильевича Минервина, священника Московской Космо-Дамианской церкви в Садовниках, Екатерина Николаевна.

Таинство Крещения совершал протоиерей Владимир Григорьевич Назаревский с причтом в Московской Трифоновской в Напрудной слободе церкви.
А из билета, документа, в котором значилось увольнение на период 23 июня 1890 года по 31 августа 1890 года из Перервинского духовного училища к сестре, в приход церкви Успения Пресвятой Богородицы на Остоженке.

А уже дома мы принялись изучать ответ о поиске информации о Трифоне Ильиче в архиве его специалистами. В нем содержались как совершенно новые, так и уже известные нам данные.
Во-первых, начинается ответ с обозначения Т.И. как потомственного почетного гражданина. «Трифон Ильич 17 августа 1900 года направлял запрос о разрешении ему открыть в Москве „курсы бухгалтерии и счетоводства“, он имел свидетельство на звание бухгатера и свидетельство „удостоверяющее учительское звание“. Проживает по адресу Москва, Чистые пруды, дом Эппле. А в 1909 году, Трифон Ильич уже проживает „На Гороховом Поле, дом церкви Вознесения“. Определен в „настоящее место“ в 1901 году. С января по сентябрь 1897 года был учителем Церковно — приходской школы в городе Богородске, а с сентября 1897 года по январь1902 года — учителем вокресной школы при церкви Воскресенской в Таганке г. Москвы.»

Звонок в Храм в селе Фаустово, к сожалению, не дал нам ничего — по телефону ответили нам достаточно холодно, что они ничего не знают про Трифона Ильича, что у них таких данных нет. Но убеждения в том, что это может быть важно не только для нас, но и для них, возымели свой малый эффект — на другом конце провода обещали пообщаться со старейшими жителями села, вдруг кто-то что-то сможет вспомнить. Как-то за время наших поисков мы привыкли к тому, что все с охотой помогают, делятся информацией, способствуют в поисках, и надеемся, что Господь поможет нам и дальше, что святой мученик Трифон и священномученик Трифон будут показывать нам верный путь.
Как только выдалась свободная минута в четверг, 20.01., я решила не терять времени и ехать в Храм святого Трифона, где служил отец Трифона Ильича.
Расскажу немного о самом Храме. На сайте сказано: «Храм святого мученика и чудотворца Трифона, что в Напрудном — один из самых древнейших в Москве. Его постройку относят к 1492 году. Народное предание гласит, что храм был построен на месте чуда — явления святого мученика Трифона у большого пруда близ села Напрудное. Этот уникальный храм привлекает внимание историков, архитекторов, москвоведов, реставраторов. Сюда издревле притекают православные для поклонения святому мученику Трифону и для тихой молитвы в маленьком древнем великокняжеском храме.». На сайте было указано время работы — до 19.00, но как только транспорт подъехал к храму, возникло ощущение такое, что он не работал, и я проехала к другому храму, ведь было на странице сайта указано, что Храм приписан к церкви Знамения иконы Божьей Матери в Переяславской слободе. Буквально через 10 минут я была уже у входа.
Храм был еще открыт, я поспешила туда войти. Он показался мне большим и величественным. Вечерняя служба уже была окончена. Священник общался с прихожанами и благословлял находившихся в храме. После того, как он подошел с благословением ко мне, решилась заговорить с ним. Это был Протоиерей Павел Конюхов. Я расспросила его о Храме святого Трифона в Напрудном, о том, что прапрапрадед моего супруга там служил, а его сын причислен к лику новомучеников Российских. Отец Павел направил меня к Отцу Дионисию, он служит в Храме в Напрудном и если кто и может помочь, то только он. Затем я подошла к иконе Святого мученика и чудотворца Трифона (кстати, в 19 веке именно эта икона являлась Храмовой в церкви Трифона в Напрудной слободе), помолившись, отправилась в цековь, где служил дьяконом Илья Сергеевич.

Дорога заняла у меня минут 15. Честно говоря, это был один из самых холодных дней января. Мороз сковывал и от этого шаг становился только быстрее. Так я дошла до улицы Трифоновской. Подойдя к ограде Храма, увидела как кто-то подметает снег на его территории. «Вы случайно не Отец Дионисий?» — спросила я незнакомого человека. «нет, но попробуйте зайти, если ворота закрыты — подойдите ко мне, я Вам открою. Отец Дионисий находится в доме. Вы можете позвонить в колокольчик, он услышит и выйдет к Вам. Если нет- скажите мне, я наберу ему на мобильный.» — услышала я в ответ, чесно говоря была поражена такому гостепреимству.
Оказалось, что когда я оказалась у этого храма первый раз, то просто не увидела входную дверь. Поднялась по лестнице, передо мной открылся небольшой белокаменный храм, справа стоял одноэтажный дом. Я подошла к двери, у входа был небольшой колокольчик. Хватило одного движения язычком, как раздался звон. Вышел Отец Дионисий, я от переживания и неожиданности даже смутилась. Извинилась за беспокойство и тут же рассказала о том, что меня к нему привело. Он попросил 2 минуты одеться, вышел и мы поговорили о Храме. Оказалось, что фамилию Радонежский он ранее не слышал, и с интересом посмотрел на фотографию Свидетельства. Мы очень хорошо побеседовали, отец Дионисий пригласил нас с Алексеем в Храм как только потеплеет, чтобы познакомиться и провести экскурсию по храму.
После мне удалось зайти в храм, он внутри выглядел очень маленьким, но старинным. А так церковь мученика Трифона выглядела во времена, когда дьякон Илья Радонежский там служил. В 20-е годы колокольня была снесена, но никакие изменения, которые претерпевал вид Храма с момента его основания, не сохранились и сейчас он выглядит так же, как и в 15 веке.

Таким образом, на 25.01.2021 года мы видим следующую биографию Радонежского Трифона Ильича: Родился 13.11.1873 года в семье дьякона Трифоновского Храма на Напрудном, отец — Илья Сергеевич, мать — Олимпиада Алексеевна, сестра (В...ра? Ильинична).
Окончил Духовную Семинарию в 1896 году в возрасте 23 лет (скорее всего и фотография молодого Трифона сделана по окончании Семинарии).
С 01.1897 по 08.1897 года — учитель Церковно — приходской школы в городе Богородске.
С 09.1897 года по 01.1902 года — учитель вокресной школы при церкви Воскресенской в Таганке г. Москвы.
В 1897 году поступает на работу в 4 мужскую гимназию помощником классных наставников (возможно в последние годы работы он был переведен на дожность классного надзирателя, о чем пишет его ученик в своих воспоминаниях, где работает до 1918 года).
В 1900 году рождается сын Николай, умер в 1920 году на фронте.
В 1901 году рождается дочь Клавдия (затем имеет фамилию Карло).
В 1904 году рождается сын Сергей.
В 1919 году поступает на работу в 9ю Советскую трудовую школу 1ой ступени
До 1920 года состоял работником 16й Советской школы 1 ст.
С 1901 года по 1935 работает псаломщиком в Храме Вознесения на Гороховом Поле
(с 1920 года — по основной работе).
Последняя служба — дьякон, село Фаустово, до 1937 года.
до 1901- 1904 года проживал в доме Эппле на Чистопрудном бульваре (д15 стр 2).
далее проживал в доме Церкви на Гороховом Поле (с 1904 года)
В 1932 году Трифон Ильич жил в деревне Лукинки Мордвесского района Московской области.