О жизни священномученика Петра Ивановича Канардова (по некоторым данным - Конардова) известно немного. Некоторые сведения содержатся в базе данных Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета «Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века». Интересные факты жизни были рассказаны внуком священномученика Петра – московским журналистом, заместителем главного редактора еженедельника “Мир новостей” Петром Ивановичем Канардовым, который посетил город Павлодар в сентябре 2011 года. Также Петр Иванович передал Павлодарской епархии копии уголовного дела и одного из последних писем священномученика Петра, а также акафист и фотографию иконы священномученика, которые были составлены и написаны в Москве.
Петр Иванович Канардов родился в селе Троицкое Московской губернии в 1870 году, в семье священника. Пойдя по стопам отца, он закончил Духовную семинарию, после чего был рукоположен в сан диакона. Позже хиротонисан во пресвитера.
Петр Иванович Канардов родился в селе Троицкое Московской губернии в 1870 году, в семье священника. Пойдя по стопам отца, он закончил Духовную семинарию, после чего был рукоположен в сан диакона. Позже хиротонисан во пресвитера.
В 1933 или 1935 году, возможно в связи с закрытием храма Вознесения, отец Петр был переведен в храм Иоанна Предтечи в селе Ивановское Реутовского района Московской области. Здесь он служил до конца 1936 года.
Вот что рассказал о своем деде Петр Иванович Канардов: «По свидетельству людей, знавших отца Петра, человек он был очень добрый, веселый, остроумный и нередко смелый в высказываниях. Об этом свидетельствует, например, такой эпизод из его жизни. Отец Петр стоит на перроне вокзала и встречает поезд, на котором должны вернуться в Москву его супруга и дети. Поезд запаздывает уже на два с лишним часа. На перроне масса встречающих. И вдруг отец Петр громко, на весь перрон заявляет: «Что-то совсем плохо работает ведомство Лазаря Кагановича...» (в 1935-1937 гг. - народный комиссар путей сообщения СССР – ред.).
26 декабря 1936 года, в результате провокации и доноса, отец Петр был арестован сотрудниками Реутовского районного отделения УГБ Управления НКВД СССР по Московской области и помещен в Бутырскую тюрьму.
Обвинение было предъявлено по статье 58 ч. 1 п. 10 (антисоветская агитация), мерой пресечения было избрано содержание под стражей при Бутырской тюрьме. В Постановлении об избрании меры пресечения и предъявления обвинения говорится: Петр Иванович Канардов «достаточно изобличается в том, что, будучи враждебно настроен к мероприятиям партии и Соввласти, систематически ведет контрреволюционную фашистскую агитацию, одабривающую политику Гитлера, компрометирует руководителей партии и Соввласти и высказывает террористические суждения против руководителей партии и Соввласти».
В одном из последних своих писем, адресованных семье, отец Петр говорил, что прощает виновников своего несчастия: «...Вчера получил письмо от отца Гавриила. Из него узнал, что «приятель» мой, Николай Иванович Румянцев умер, и 7 июля был ему девятый день. Много зла он мне сделал. Он был одним из свидетелей у следователя, но Бог с ним, такова воля Божия. По крайней мере, я утешаюсь тем, что из-за меня никто не пострадал и никому я не принес вреда, даже самому главному виновнику моего несчастия, двуличному Ивановскому попу Казанскому. Может быть, мое назначение в Ивановское было по плану умершего Румянцева. Словом я попал на провокацию...».
25 марта 1937 года за контрреволюционную агитацию священник Петр Конардов был сослан в Казахстан сроком на пять лет (срок считался со дня ареста, то есть с 26 декабря 1936 года).
До места отбывания ссылки на станции Щербакты Цюрюпинского района Павлодарской области был очень трудный путь по этапу. Вот как об этом вспоминал в одном из последних своих писем, адресованных семье, отец Петр: «Я жив и здоров. Питаюсь хорошо, так что это утешение Вам могу доставить. Аппетит огромный. Должно быть, желудок требует наверстать потерянное в тюрьме и путешествии по этапам. Ведь я был и в Сызрани, и в Ташкенте, и в Алмаатах, и в Новосибирске. В первых двух сидел в тюрьме, где было очень голодно. Денег не было ни копейки. В таком же положении был и протоиерей Голосов. Впрочем, побывал я в Семипалатинске, но в 3-х последних городах я уже был на свободе. Одним словом, поиспытал всего, но чувствовал себя все время бодро. И сейчас об одном тоска, это обо всех вас. Так хочется повидаться, что только и живешь мечтою свидания с вами и со всеми меня любящими».
Это сохранившееся в семейном архиве письмо было написано священномучеником Петром из Щербактов 14 июля 1937 года. Эта станция в Павлодарской области стала местом отбывания ссылки отца Петра.
В Щербактах он встретился с другими священнослужителями и мирянами, пострадавшими от безбожных властей за Христа. Находясь в тяжелейших условиях, они не оставляли молитвы и старались по возможности регулярно совершать богослужения.
20 ноября 1937 года последовал еще один арест. На сей раз следственное дело было сфабриковано против целой группы ссыльных священнослужителей, среди которых оказались священник Петр Конардов и Григорий Долинин. Вместе с другими они были обвинены в принадлежности к «церковно-сектантской контрреволюционной группе из числа преимущественно духовенства и сектантов всех ориентаций» и в совершении нелегальных богослужений. Это было так называемое групповое «Дело архиепископа Агапита (Борзаковского) и др.». На допросе иерей Петр категорически отверг свою причастность к каким-либо сектантским группам, но не отрицал, что принимал участие в богослужениях, проводимых православным духовенством на квартире.
25 ноября 1937 года тройкой УНКВД по Восточно-Казахстанской области иерей Петр Конардов по обвинению в «контрреволюционной пропаганде» был приговорен к высшей мере наказания. 28 ноября в 2 часа ночи приговор привели в исполнение.
Место захоронения осталось неизвестным. Не сохранилось и ни одной его фотографии, так что икону, которая сейчас находится в Вознесенском храме на Гороховом поле в Москве, создавали с карандашного портрета, написанного по памяти его родственником.
14 апреля 1989 года по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начале 50-х годов» Прокуратурой Павлодарской области отец Петр Канардов был реабилитирован.
20 августа 2000 года на Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви священномученик Петр причислен к лику святых.
Петр Иванович, внук священномученика Петра, рассказал о судьбе его родных. Супруга отца Петра Анна Ивановна Канардова скончалась в 1941 году на 61 году жизни, похоронена на старом кладбище в г. Дмитрове Московской области. Дочь Нина Петровна Барыбарова была замечательным педагогом английского языка, заведовала кафедрой иностранных языков в Московском электротехническом институте связи и умерла в 1986 году в возрасте 85 лет. Похоронена на Ваганьковском кладбище в г. Москве. Сын Иван Петрович Канардов стал крупным ученым-мелиоратором - разработанные им методы очистки сточных вод помогли спасти от загрязнения многие наши реки и водоемы. Умер он в 1983 году в возрасте 79 лет, похоронен на Ваганьковском кладбище в г. Москве.